convent.ru Архив РосКонов roscon_talk roscon
 
 

Онирофильм, VR и т.д. – ужас, ужас, ужас?

Тезисы 

В этом докладе хотелось бы порассуждать о ближайшем будущем, связанным с развитием информационных технологий, компьютерных игр и виртуальной реальности, их влиянии на человека: При этом я отталкиваюсь от двух вещей: рассказа Лино Альдани «Онирофильм»(1966 г.) и романа Эрнста Клайна «Первому игроку приготовиться» («АСТ, 2016 г.).

 

1. Знакомьтесь, онирофильм

 

«Когда в 1966 г. рассказ итальянского фантаста Лино Альдони «Онирофильм» появился в 5-м томе «Библиотеки современной фантастики», некоторые возмущенные родственники юных потребителей приключенческой литературы решили, что это порнография, и отправили возмущённое письмо в журнале «Здоровье».  Тем не менее, рассказ надолго запомнился читателям – и подросткам и взрослым -- и само это слово– онирофильм – стало для многих нарицательным».

Онирофильм – полное погружение в навязанную реальность, суррогат в области сексуальных отношений. Причем это именно фильм, снимаются живые актеры, а зритель ( потребитель или пользователь) наслаждался фильмом в тихой темной комнате с помощью специального просмотрового устройства.

Рассказ считается антиутопией, а сам текст, честно говоря, напоминает мексиканский сериал.

 

1. «Герой нашего времени»

 

Человек и компьютерные игры.

Впечатления от выставки «Игромир 2016».

Характеристика некоторых продуктов мировой индустрии компьютерных игр с точки зрения воздействия на пользователя.

 «На мониторах светились в новейшие версии многочисленных игр, выстраивались длинные очереди для погружения в виртуальное пространство различных вендоров, гремели приглашения принять участие в кибертурнирах наравне с известными игроками, всюду мелькали косплееры, с ними здоровались за руку, а порою за щупальце».

 

«На одном из кибертурниров, кстати, играли в Heroes of the Storm, виртуозно сражаясь с кучей монстров. И как-то пришло в голову… Если меня попросят выбрать «героя нашего времени», выберу такого – поторчавшего за десятками компов в залах «Крокус Экспо»; побезобразничевшего в 5- ой GTA; выстоявшего очереди на стенды с  VR, посидевшего на Железном троне; уставшего, стянувшего с себя свитерок и жующего принесенный из дому бутерброд (в кафе дороговато), пристроившись прямо на ковровом покрытии возле стенда CD Projekt Red».

«На стенде PlayStation можно было погрузиться в трейлер  Horizon Zero Dawn, ощутить неведомой красоты лес и начать охоту на механо-быков. Это большое, захватывающее, красивое приключение, в котором нас приглашают принять участие.. Элой— охотница и лучница, живёт в мире, захваченном роботами».

Отечественная «Бука», радовавшая мирами «Аллодов» и «Вангеров», продолжает радовать приключениями Петьки и «Сибирью».

 «В начале 10-х годов тогдашний зам. декана по учебной работе ВМК МГУ Борис Березин говорил мне: одно из самых страшных заболеваний на факультете – беспробудное геймерство, зависание в сетевых играх, которое, порой, кончается и госпитализацией».

 

2. Откуда что берется.

 

Нынешние возможности IT: виртуальная реальность, смешанная реальность, Большие данные, нейросети, интернет вещей и грядущая смена элементной базы.

 

Системы глубинного обучения для AI, зеттабайты данных, интеллектуальная реклама, системы распознавания лиц покупателей.

 «Люди рассуждают об искусственном интеллекте с 60-х годов, но именно сейчас пришло его время. Появились: лучшее железо, сильные алгоритмы, большие данные».

«четырехядерный процессор Intel Core i7-6700K в играх будет работать как восьмиядерный, десятиядерный процессор Core i7-6950X  обеспечивает высочайшую производительность в играх».

 

3.  «Над пропастью во ржи» – или участь Парсифаля.

 

Герой романа Эрнста Клайна «Первому игроку приготовиться» Уайт Уотс (имя аватара Парсифаль) ведет свое нехитрое повествование от первого лица. Он – подросток, живет кое-как, бедно и неудобно, потому что в мире глубокий энергетический кризис. Текст у героя простой, откровенный, как у того известного подростка из «Над пропастью во ржи», которой очень любил хорошие дорогие чемоданы. Но Уайт живет в старом ржавом фургоне, а Парсифаль – в великолепном мире компьютерной реальности --  OASIS. По ходу дела в романе ищут состояние создателя OASISа, спрятанное в одном из закоулков VR.

 

Не останавливаясь на других подобных произведениях из области киберпанка, воспользуюсь тем, что предоставляет Клайн.

Здесь весьма дотошно описываются устройства, с помощью которых в OASISе наиболее комфортно: очки, передающие изображение на сетчатку, тактильный костюм ( могут быть просто тактильные перчатки), кресло, принимающие различные положения, особая дорожка для движения в игре и т.д.

Особый интерес представляет обращение к различным жанрам. По сюжету это: игры,  кино,  музыка и книги 80-х годов. Все они составляют определенную окружающую среду, а где-то и суррогат личной жизни Джеймса Холидея, разработчика Оазиса, человека замкнутого, стеснительного, почти аутиста, но обладающего особым талантом создания видеоигр. Поэтому сфера персонажей книги – гики (увлекаются  фантастикой, компьютерными играми, комиксами, аниме, моделизмом, косплеем и так далее).

 

4. «Чего-то нет, чего-то жаль»

 

«Итак, мы преодолели бездну препятствий, победили монстров и трансформеров, нашли сокровища, испытали драйв, получили катарсис… А теперь давайте все же вернемся к простому и наивному онирофильму. В рассказе Лино Альдани «потребители» (пользователи, юзеры) ведь полностью поглощены онирофильмом. Им не нужна ни красивая одежда, ни удобная жизнь, ни вкусная пища. Они – в комбинезонах, жуют свои витаминные брикеты и соевую муку – им бы только в свою нору и наслаждаться онирофильмом. И что интересно – они совсем не хотят общения со своим кумиром естественным образом, «вживую». Их даже некие бойцы сопротивления призывают к естественным отношениям. А наши пользователи – ни в какую!»

Обратите внимание, даже Парсифаль, пребывая в своем великолепном OASISe, мечтает увидеть свою подругу Артемиду «в реале».

 

В рассказе Альдани ониропользователи ни разу не пытались общаться с человеком противоположного пола естественным образом. С одной стороны, власти, пропаганда и так далее. Но, думаю, интуитивно, автор имел в виду и другое.

 

«Пусть рассказ напоминает мексиканский сериал, пусть героиня описана «как в дамском романе».

Есть такое слово – «захолонуло». Вот захолонул ониропользователей этот фильм. А почему?»

 

Если рассказ написан в конце-50-х – начале 60-х годов, то автор может основываться только на современном ему кинематографе. Конечно, есть бульварные романы, но он вряд ли берет их за основу. Он живет в эпоху итальянского неореализма, и при слове фильм, он думает о серьезном кинематографе.

В рассказе действуют живые актеры, и судя по всему, талантливые актеры.

И, какие там устройства для воспроизведения -- матрицы–кристаллы, пленки – не важно. Онирофильм, наверняка, предлагал людям тот самый образ, тот самый элемент искусства, без которого «не захолонет».

При всей масштабности современных технологий, при достижениях трехмерной графики и

 

cистеме анимации Maya, мы имеем  игровых и анимационных персонажей, мы имеем Добби и Горлума.

Но ждем кого-то еще.

 

5. На стыке наук.

 

Полагают, что самые лучшие идеи рождаются на стыке наук. Неудивительно, что в «Первом игроке» очень подробно рассматривается вся гиковская субкультура. Да и сам Оазис – тоже на стыке, ведь там можно присутствовать в любом из излюбленных миров: здесь и «Звездные войны», и «Стар трек», и Средиземье, и мир Марвелл и много что еще.

Игры по книгам, книги по играм, и, прежде всего, фильмы по играм. Ну и связь с комиксами – игры и фильмы. Примеры общеизвестны. Многотомная Милла Йовович с «Обителью зла», «Варкрафт» и «Лора Крафт», «Фар Край». Ждут ни дождутся экранизации Minecraft…и 24 мая 1919 г. (25 мая – международный день гиков?)

Среди книг, сюжет которых связан с видеоиграми, упоминают: цикл Сергея Лукьяненко «Диптаун», цикл Дема Михайлова «Господство кланов» и др. романы автора, роман Владимира Васильева «Горячий старт», Андрея Фролова «Падение «Хрустального бастиона», и англоязычные романы: Нила Стивенсона «Вирус «Reamde», Кори Доктороу «Мдадший брат», Джеймса Дэшнера «Смертоносная игра».

Для фильмов и игр пишется музыка. Детишки с удовольствием поют кошмарики из FNAF и того же детища Нотча. А в разработке Horizon Zero Dawn после создания концепта работала команда из 20 человек, разрабатывавшая прототипы игры, для написания сюжета был нанят Джон Гонзалез, который ранее был ведущим сценаристом Fallout: New Vegas (2010). Саундтрек для игры написали Йорис де Ман и др.[

 

Но, честно говоря, мы еще очень далеки от онирофильмов. Мы только на подступах.

 

Прежде всего, должен быть создан образ. Образ мира, образ существа, образ движения, прорыва, победы. А не просто драйв.  Для этого мощностей современной компьютерной техники недостаточно. Представим себе смену элементной базы, скажем, квантовый компьютер. Предположим 3D будет предельно усовершенствовано, актера облепят не просто датчиками, а обсыпают некой датчиковой пылью ( у меня есть это предположение в романе «В пределе стремиться»), тем не менее, выразительность персонажа должна быть максимальной.

В кино -- не изображение на экране, а голограмма.

И, конечно, OASIS своего рода.

И задача должна ставиться по максимуму. Сверхзадача, как говаривал Станиславский. Возникнет класс режиссеров и сценаристов этих пост-онирореальностей. Возникнут особые студии. Вот тогда мы как-то приблизимся к онирофильму.

«Но ведь тут же снова пойдут письма в журнал «Здоровье». Ну, пусть не в журнал, пусть СМС-ки, пусть еще что-нибудь, возмущенные смайлики (если перейдем на клинопись). Не важно. Все равно пойдут».

При этом вспомним слова Умберто Эко, который приезжал как-то в Россию и читал лекцию  на ВМК МГУ под названием «От Гуттенберга до гипертекста». Он предположил, что когда человечество изобрело письменность, жрецы очень возмущались: « Как же так? Люди все будут записывать? Но ведь тогда они разучатся запоминать! Они потеряют память!»

 «Но не потеряли. Как не потеряли в массе своей зубы и волосы.  Чего-то там еще -- естество свое -- тоже не потеряем. Ведь, ну ужас. Но не «Ужас, ужас, ужас!»

 

Ниталия Лазарева